Закон или прецедентное право

Закон или прецедентное право

Закон или прецедентное право

Закон или прецедентное право. Закон имеет большую юридическую силу, чем прецедент. Если прецедент противоречит закону, то действует закон. К примеру, австралийский Закон о семье 1975 г. урегулировал целый круг вопросов брака, развода, отношений родителей и детей, семейной собственности.

Если прецеденты и отдельные акты устанавливали ограниченные основания для развода (такими основаниями считались: отсутствие одного из супругов в течение не менее 3 лет, супружеская измена, пристрастие одного из супругов к алкоголю, жестокое обращение), то Закон 1975 г., по существу, разрешил свободу развода.

Закон ввел настолько новые изменения, что его применение первоначально вызвало затруднения.

Изменение прецедентного права при помощи статутного права

Длительное время вопросы вины разрабатывались прецедентным нравом. Им было установлено положение, по которому при нанесении ущерба вследствие обоюдной неосторожности сторон независимо от объема вины убытки не возмещались. По закону ущерб стал возмещаться с учетом вины сторон.

Примеры того, как статутное право существенно изменило прецедентное, можно найти во всех отраслях права правовых систем стран «общего права». Вместе с этим прецедентное и статутное право продолжают находиться в сложном взаимодействии.

В некоторых случаях закон принимается с целью отменить конкретный прецедент. К примеру, в деле Burmah Oil Co. Ltd. v. Lord Advocate (1965) английская палата лордов решила, что правительство должно выплачивать компенсацию компании Burmah Oil Co. Ltd.

за ущерб, нанесенный самолету компании в результате военных маневров.
Правительство не согласилось с решением палаты лордов и провело через парламент законопроект, по существу отменивший прецедент. Принятый Закон об ущербе во время военных действий 1965 г.

имел обратную силу.

Взаимодействие прецедентного и статутного права

Иногда прецедент и закон предлагают разное решение одного и того же вопроса. В деле Attorney eneral v. De Keysor’s Royal Hotel (1920) был предъявлен иск о компенсации за пользование гостиницей должностным лицом Короны.

Норма прецедентного права признавала за Короной прерогативное право на владение, которое невозможно аннулировать и ограничить. Однако суд в своем решении руководствовался нормами статутного права и удовлетворил иск.

На взаимодействии прецедентного и статутного права сказывается свойство прецедента достаточно быстро меняться. Не обладая четким письменным изложением, прецедент со временем более легко заполняется новым содержанием, отражая иные социальные условия.

Такой характер прецедентного права отличает его от писаного, которое создается и отменяется установленном порядке. Для того чтобы писаное право отвечало современным реалиям, должен быть механизм пересмотра и отмены устаревших законов.

Законодателю зачастую бывает сложно справиться с возросшим числом законов.
Американский ученый Г. Калабрези предлагает использовать исконность прецедентного права для обновления устаревших законов.

Он видит в этом большую помощь органам, призванным проводить ревизию статутного права.

По своей сути такая позиция достаточно смело уравнивает прецедентное и статутное право, ставя знак полного равенства в их юридической силе.
В Соединенных Штатах имела место и практическая попытка воплощения такой конструкции.

В 1970 году в штате Миннесота в законодательный орган поступил билль, который давал судам право изменять акты, действующие в деятельности  частного права свыше 20 лет, но законопроекту не суждено стать актом.

Как только статутное право укрепилось, большинство дел стало решаться на основании  закона. Прецедентом становится судебное прочтение закона

Отсутствие единого мнения по применению статутного и прецедентного права

Единое мнение, о том, следует ли относить прецеденты трактовки к статутному или прецедентному праву в правовой литературе отсутствует.По мнению некоторых юристов и ученых, нельзя назвать прецеденты толкования в «чистом виде».

Подобная полемика еще раз свидетельствует об условности выделения отдельных частей в праве, являющиеся единым целым.

В настоящий период значение судебных решений, содержащих трактовку законов, возрастает в правовых системах, принадлежащих к различным правовым семьям, в правовых системах романо-германской правовой семьи судья обязан выносить решения только на основании закона. Расширенное толкование судьями статей законов ведет к тому, что на деле формируется новая норма. Известен пример, когда судебными решениями на основе толкования ст. 1384 ГК Франции был создан новый вид гражданско-правовой ответственности.

Создатели кодексов предвидели подобные последствия и стремились их избежать. Для того чтобы судьи не толковали кодекс, а только применяли, кодексы разрабатывались достаточно детально, были объемны, содержали большое число статей (кодекс Наполеона состоит из 2281 статьи). Создатели кодексов стремились предусмотреть как можно больше ситуаций.

В затруднительных случаях судьям предлагалось обращаться в специальную комиссию. На практике задуманный механизм не работал, и судьи предпочитали сами давать разъяснение статьям законов и кодексов. Постепенно судьи стали учитывать практику толкования право положений.

Такой подход сближал романо-германскую правовую семью с правовой семьей «общего права», хотя в первой толкование закона судьей не признавалось частью закона.

Роль судьи при толковании зависит и от характера составления закона, стиля изложения в нем норм.

Здесь складывается парадоксальная ситуация: гражданские кодексы предполагают более активную роль судей, в то время как статуты в странах «общего права» формируются таким образом, чтобы ограничить возможность произвольно трактованное. Как отмечает П. Норт, английские статуты «издаются как замена судей, гражданские кодексы нужны судье, чтобы работать.

Обязательно поделитесь с друзьями!

Источник: https://sud-isk.ru/publikacii/zakon-ili-precedentnoe-pravo.html

Закон или прецедентное право – Территория Права

Закон или прецедентное право

Устав (закон) появился раньше прецедента. Сначала он ограничивался внесением исправлений и дополнений к судебной практике, но постепенно занял существенное место в правовом регулировании общественных отношений. В последней четверти XX в. закон вступил такого же значения, как в правовых системах романо-гер-манского типа, и прочно удерживает эти позиции и сейчас.

Закон Англии — акт, принятый в установленном порядке в одинаковой редакции обеими палатами парламента и санкционированный (подписан) монархом.

Существует тройная система официальных правовых актов:

1) законы, созданные законодательной властью (парламентом);

2) правила, установленные исполнительной властью (королевой и ее министрами);

3) система прецедентных норм (прецедентное право), возникающих во время решения дел судами.

Все законы Великобритании имеющих равную юридическую силу, подлежат едином порядке принятия, изменения и отмены. Это вытекает из принципа парламентского верховенства, согласно которому закон может быть принят только парламентом и все законы имеют равный статус. Незначительная часть законов признается частью конституции.

В Англии нет писаной (кодифицированной) конституции. То, что обычно англичане называют конституцией, — это система норм законодательного и судебного происхождения, призванных ограничивать произвол власти и обеспечивать права и свободы человека.

Конституционное право носит пока фрагментарный характер, однако количество его источников растет.

Конституционными статутами (законами) являются: статус лица; избирательное право; структура, полномочия и взаимоотношения палат парламента; статус монарха; организацию территории и местное самоуправление. Таких актов в Великобритании уже насчитывается более 40.

В настоящее время закон приобрел более весомое значение и может отменить прецедент. Уровень составления закона возрос. Он создается с учетом зарубежного опыта и через восприятие достижений в различных отраслях законодательства стран как общего, так и континентального права.

Поскольку отрасли английского права выражены не столь четко, как в континентальных правовых системах, проблеме их кодификации уделялось мало внимания. Одной из специфических черт общего права является отсутствие вполне кодифицированных отраслей права.

Лишь в последние два десятилетия происходит очищение законодательства от фактически недействующих актов, а также объединение в единый акт нормативных положений различных законов, касающихся одного вопроса. В 1965 г.

в Англии создан Правовую комиссию (такая же основаны в Шотландии) с целью подготовки проектов крупных консолидированных законодательных актов в различных отраслях права.

Сейчас подготовлены и частично принятые парламентом консолидированные акты, которые регулируют подавляющее большинство правовых институтов с учетом норм статутного и прецедентного права. В 1977 г. принят Закон о национальной службе здравоохранения, который консолидировал большинство ранее созданных актов в этой сфере. В 1980 г.

Законом об охране здоровья и другими законами в него были внесены дополнения. В некоторых законодательных актах законодатель пытался решить проблемы несправедливых сделок. Так, в Законе о потребительском кредите 1974 г. регулируется содержание договоров о предоставлении кредитов потребителям. Правовая комиссия подала в 1989 г. проект уголовного кодекса для Англии и Уэльса.

Каждый год парламент принимает сотни новых законов по вопросам, которые: 1) должны быть уточнены (изменение общего права); 2) не возникали во время развития общего права (создание норм, которые не существовали ранее).

Некоторые современные законы составлены в духе континентальных кодексов.

В других сферах общественных отношений, например, уголовно-процессуальной, законы имеют многочисленные пробелы, что является основанием для лавирования и обходных маневров.

Увеличение роли закона не означает уменьшения значения судебного прецедента в качестве полноценного источника английского права, а тем более отведение ему роли вспомогательного источника. Считается, что закон, чтобы превратиться не «бумажный», а на действующий, требует прецедентов, конкретизирующие, характер судебных решений.

«Приближение» закона судьями в конкретном случае происходит как в процессе его применения, так и при толковании. Судебное толкование становится новым прецедентом, которым связан правоприменительный орган (так называемые «прецеденты толкования»). По сути, норма закона приобретает реального содержания после применения ее в суде.

Следовательно, закон нельзя противопоставлять прецедентной системе права. Не принижая значение прецедентов, закон «вливается» в эту систему, становится ее доповнюючою частью, служит ее совершенствованию и развитию.

Книга: Теория государства и права. Скакун О.Ф.. Главы 18-32.

СОДЕРЖАНИЕ

На предыдущую

Источник:

Прецедентное право в России: пренебрежение к законам и усугубление проблем правоприменения

Прецедентное право в России: пренебрежение к законам и усугубление проблем правоприменения.

(опубликована в журнале «Закон», г., № 4, с.103-110)

В настоящее время все чаще приходится слышать заявления о необходимости введения в России прецедентного права, под которым подразумевается придание обязательности любого решения вышестоящих судов для нижестоящих судов.

Самое прискорбное в этой ситуации, что подобные заявления исходят от высших должностных лиц судебных органов и их реализуют в своих актах и Высший Арбитражный Суд РФ, и Конституционный Суд РФ.

Особенности прецедентного права.

Как известно, родиной прецедентного права является Англия. К ее основным источникам права относятся общее право и право справедливости – системы прецедентов (судебных решений), исторически сложившиеся в процессе нормотворческой деятельности судов.

Право справедливости начало формироваться с конца XV века из деятельности суда лорда — канцлера как реакция на ограниченность компетенции судов общего права, неполноту правовых средств защиты, крайний формализм.

В годах в Англии была проведена судебная реформа, в результате которой суды общего права и права справедливости были слиты в единую судебную систему. Однако деление прецедентного права на две отрасли не утратило своего значения до настоящего времени.[1]

Для системы прецедентного права Англии характерны следующие основные особенности:

— прецеденты носят общеобязательный характер;

— отсутствие деления права на частное и публичное, а также на отрасли права;

— суды обязаны принимать во внимание более ранние решения и следовать им, если нет определенных оснований для их неприменения;

— количество прецедентов крайне велико. В настоящее время в английском праве насчитывается более 350 тысяч действующих прецедентов.[3]

Поэтому призывы к введению прецедентного права в правовой системе, относящейся к континентальной правовой семье, с исторической точки зрения – это призывы вернуться назад в эпоху феодализма и колониальной зависимости.

Полномочия судов в англосаксонской и континентальной правовых семьях.

Полномочия судов в англосаксонской и континентальной правовых семьях существенно различаются. Можно отметить следующие основные моменты.

Исходя из принципа разделения властей, российские суды нормы права не создают.

2. В государствах, входящих в англосаксонскую правовую семью, как уже отмечалось, выбор прецедента осуществляется судами на основании сопоставления фактов, лежащих в основе рассматриваемого дела, и фактов ранее рассмотренных дел.

Виды толкования права, его отличие от нормотворчества.

В качестве субъекта толкования (т. е. выявления смысла и порядка применения нормы права) может выступать любое лицо. Однако при этом юридическое значение результатов толкования и их обязательность для применения будут неодинаковы.

Принято различать следующие виды толкования:

1) официальное толкование, которое дается органами, уполномоченными на это государством, и его результаты являются обязательным для других субъектов;

2) неофициальное толкование осуществляется субъектами, деятельность которых не носит официального характера (ученые, специалисты и др.), и его результаты не являются обязательными.

Официальное толкование делится на:

— аутентическое, которое осуществляется органом, издавшим нормативный акт;

— делегированное (легальное), основанное на соответствующих полномочиях, предоставленных законом. Именно этот вид толкования осуществляется судами.

Также официальное толкование (как аутентическое, так и делегированное) подразделяется на:

— казуальное, которое дается применительно к отдельному случаю (казусу);

— нормативное, которое дается применительно к рассмотрению всех дел определенной категории.

Правовое закрепление обязательности актов вышестоящих судов для нижестоящих в России.

Действующие Конституция РФ и законодательство достаточно четко регулируют вопрос, кто дает обязательные разъяснения по вопросам судебной практики, не связанным с конституционным судопроизводством.

Если говорить о Президиумах, то в соответствии со ст. 62 ранее действующего в этой части Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР» Президиум Верховного Суда РФ:

— в пределах своих полномочий рассматривает судебные дела в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам (т. е. принимает решения по конкретным делам);

— рассматривает материалы изучения и обобщения судебной практики, анализа судебной статистики.

В настоящее время эти полномочия закреплены в п.1 ст.16 ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации».

На основании ст.16 ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ:

— рассматривает в порядке надзора дела по проверке вступивших в законную силу судебных актов арбитражных судов в Российской Федерации (т. е. тоже принимает решения по конкретным делам);

— рассматривает отдельные вопросы судебной практики и о результатах рассмотрения информирует арбитражные суды в Российской Федерации.

Результаты рассмотрения Президиумом отдельных вопросов судебной практики не носят обязательного характера и являются неофициальным толкованием законодательства.

Тем самым четко закрепляется два вида разъяснений по результатам обобщения судебной практики, осуществляемого Верховным Судом РФ и Высшим Арбитражным Судом РФ:

1) рекомендательного характера — на уровне Президиумов;

2) обязательного характера — на уровне Пленумов.

При этом с 14 марта г. все разъяснения Верховного Суда РФ, в том числе даваемые его Пленумом, должны носить рекомендательный характер.

Поэтому позиция, что любое решение вышестоящего суда должно быть обязательным для нижестоящих судов напрямую противоречит перечисленным нормам законов.

Судебная практика об обязательности актов вышестоящих судов для нижестоящих.

К сожалению, и Конституционный Суд РФ, и Высший Арбитражный Суд РФ игнорируют указанные выше положения законов. Причем следует обратить внимание, что речь идет и о федеральных конституционных законах.

Возьмем наиболее яркий пример.

Тем самым все виды актов Высшего Арбитражного Суда РФ по своей обязательности для нижестоящих судов уравниваются.

Результаты официального нормативного толкования в силу их сущности предполагают возможность применения в том же временном промежутке и на тех же условиях, что и толкуемая норма права. Специальных оговорок для этого не требуется.

Во-вторых, в данном случае искажается суть понятий. Вновь открывшиеся обстоятельства должны обязательно существовать на момент рассмотрения дела, которое пересматривается.

В-третьих, за счет придания в нарушение закона актам Президиума обязательного характера для нижестоящих судов:

— принижается значение Пленума, который уравнивается с Президиумом;

Источник: https://uplast-ekb.ru/novosti/zakon-ili-pretsedentnoe-pravo.html

Помощь закона
Добавить комментарий